Прощание с Егоровым


web

«Художник Егоров», – вот так лаконично и по сути исчерпывающе он всегда называл себя, когда следовало представиться. Для уточнения мог добавить имя, практически никогда – отчество, поскольку Мастер, которого в последние годы почти повсеместно величали гением, патриархом, Учителем и даже богом одесской живописи, так за всю жизнь и не набрался солидности и особой почтительности к собственной персоне. Да, впрочем, и откуда бы этому взяться? Ведь, официального признания, соответствующего масштабу и уровню его таланта, не было очень долго. Только в этом году было принято решение о присвоении ему звания народного художника Украины. Хотя было признание неофициальное, которое, пожалуй, более показательно и значимо, поскольку оно возникает не потому, что кто-то из власть имущих принял то или иное решение, но потому, что это реальность, которую просто невозможно игнорировать и не замечать.

Уже много лет художниками разных поколений имя Егорова произносилось с глубочайшим уважением и неподдельным пиететом. В Одесском музее в постоянной экспозиции долгие годы радовали посетителей несколько полотен «прижизненного классика», а его слава как художника Одессы №1 вырастала, фактически, вопреки официальному равнодушию и снобизму.

Егоров – художник par excellence, по преимуществу и по определению. Его жизнь была возможна только в контексте творчества. Он не уставал повторять, что «живопись – это такое великое счастье», за которое он всегда будет благодарить Бога, и еще за талант, позволяющий ею заниматься и время от времени испытывать неизъяснимое высшее блаженство.

В одном из своих последних интервью, рассказывая о грандиозном впечатлении, которое на него в молодости произвели героические образы одного полотна, он признался, что, вероятно, сам-то был не рожден для геройства… Но на самом деле, в его жизненном пути, исполненном бесконечных преодолений, утверждений и борьбы, героизм, бесспорно, присутствовал, только не показной, не на виду, а подлинный, по своей сути. Им отмечен масштаб егоровских замыслов и их реализации, им питалось самозабвенное и жертвенное отношение к творчеству. Это был герой ироничный, напрочь лишенный какой-либо пафосности и напыщенности, но неизменно идущий впереди других и возвышающийся над обыкновенными смертными. Герой, мучимый вечными неразрешимыми вопросами человеческого бытия и страстно пытавшийся найти на них собственные ответы. Это также был герой по неизбывной захваченности его помыслов и чувств идеями всеобщего социального устройства, всей душой болеющий за Искусство, в его современном состоянии, за Россию, где он родился и учился, за Украину и Одессу, где ему был уготован долгий жизненный путь и высшая награда – право прославления своим творчеством. Его близкий друг, оповещая о смерти Мастера, выразился так, мол, инсульт оказался очень тяжелым и Юрий Николаевич не выдержал… Но это не совсем так, поскольку в этот момент и жизнь, и смерть слились в едином героическом образе: «не выдержал» его организм, но сам Художник Егоров до последнего мгновения своего тяжелейшего физического существования «держал удар» судьбы и с не изменившим ему мужеством и достоинством уходил в иной мир.

Его «прекрасная и яростная» жизнь оказалась поразительно обрамленной двумя символическими датами: 27 января 1926 года (день рождения, совпадающий с днем рождения светлого и трагического гения музыки – Моцарта) и 12 октября 2008 года (день профессионального праздника художников).

Прощайте, Учитель и Друг! Вы навсегда останетесь с нами в своих бесподобных и бессмертных образах!

Вера Савченко, искусствовед