Средняя нога

Издание, сопровождающее проект «Средняя нога».

В одной из своих последних статей тартуский мечтатель, Юрий Лотман, говорил о жизненной необходимости появления в культуре неких «тернарных отношений», способных заменить инерцию маятника цивилизации, который мечется от крайности к крайности, разрушая все, что оказывается на пути его колебательных движений. Николя Буррио говорит о них, как о двух полярно противостоящих и воинствующих «левиафанах» современности: глобализме и фундаментализме. Первый пожирает любую идентичность, с корнем выпалывая человеческую «самость», второй относится к своей идентичности как к абсолютной ценности и ради нее безжалостно сражается с ненавистным глобализмом. Проект «Средняя нога» обращается к проблематике бинарных оппозиций, на взаимоотношении которых издревле строятся наши представления о становлении истории и социума. Эти оппозиции всегда и сейчас стремятся к полярности, чреватой взаимоуничтожением. Даосизм и конфуцианство, крестоносцы и сарацины, гибеллины и гвельфы, классицизм и барокко, материя и дух, пролетариат и буржуазия… Этот ряд можно продолжать бесконечно, но чем дальше, тем более закрадываются сомнения в «обязательности» постоянной и безысходной полярности. Даже обаятельная утопия скачка из царства необходимости в царство свободы оборачивается, в лучшем случае, бюрократической процедурой получения визы. «Средняя нога» – это исследование сугубо локальной ситуации. Отдельно взятая коллекция произведений украинских художников разных поколений и направлений помещается в общедоступную знаковую систему, иногда запрещающую, иногда разрешающую, но всегда изолирующую человеческое начало. За ней собственно и скрывается вся репрессирующая мощь «левиафанов», от незаметных и крепчайших цепей лингвистических стереотипов до брутально осязаемых «спецсредств». Экспозиционный ход не деструктирует произведения художников, представленных в таком небанальном контексте. Наоборот! Работы (а в основном это живопись, вид искусства, в котором торжествует индивидуальное начало) легко выходят за «заданные рамки». При этом обогащаясь кураторскими смыслами, вроде как ни сном, ни духом не подразумеваемыми авторами. Это ли не стихия безбрежной иронии и безответственного ускользания? Почти три года назад Николя Буррио забил гвоздь в крышку гроба названием своего манифеста «Альтермодерн. Постмодернизм умер». Но ускользание (avoid), предложенное Буррио, более похоже на путеводитель для туристов, на досуге развлекающихся видом экзотических цветов квазиидентичностей в комфортных и безопасных условиях глобального стандарта.Берлинское биеннале 2012 года стараниями куратора, Артура Жмиевского и вовсе погрузилась в политический активизм. Антипод принципиальной беспринципности постмодерна. Жмиевский, отважно, как Одиссей, двинувший корабль искусства между Сциллой и Харибдой непримиримых политических оппозиций, забыл, что искусство – это, скорее, голубь, разведывающий и моделирующий курс тяжеловесного корабля реальности.Но ведь именно Игорь Гусев организовал беспрецедентное движение «арт-рейдеров» с захватом одесского Староконного рынка задолго до активистских «оккупаев»? Причем, эта акция выгодно отличалась и от «туристического глянца» в проекте Буррио, и от интенции «выплескивания» самого искусства в проекте Жмиевского.Глюк по-немецки означает счастье. Инъекции искусства не только полезны, но и приятны, привыкание к ним не связано с абстинентными последствиями, а во многих случаях такие вливания оказываются единственно спасительным средством для сохранения себя в бешеной и столь же необходимой для выживания гонке самотрансформаций.На выставке представлены работы из коллекции Анатолия Дымчука. Участвуют художники: Bondero, Ануфриев, Аркаша&Пенев, Войцехов, Гусев, Глюк, Гнилицкий, Егоров, Мариненко, Павлов, Ройтбурд, Стёпин&Подлипский, Трандафир, Хрущ, группа «Выделения» (Звездочётов, Петрелли, Иванова) и другие.
Михаил Рашковецкий

 

Price: 50